ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА РЕСПУБЛИКИ ГРУЗИЯ ГАМСАХУРДИЯ З. К.

Уважаемый Звиад Константинович,

Целиком и полностью разделяю ту часть Вашего обращения к абхазскому народу, в которой говорится о многовековых добрососедских отношениях абхазского и грузинского народов, о тесной связи их самобытных культур и близости национальных традиций. Абсолютно уверен, что наши народы и в дальнейшем будут рука об руку решать сложные проблемы их национального развития. Я, как председатель Верховного Совета Абхазии, делаю и готов делать в будущем все от меня зависящее, чтобы между Абхазией и Грузией царили мир и согласие, основанные на твердых договорных отношениях равноправных республик. Мир и согласие могут быть достигнуты с учетом интересов каждого народа. Они нужны сегодня не только абхазцам и грузинам, но и русским, армянам, грекам и представителям других национальностей, проживающим в автономной республике. Мы рассматриваем их как полноправных граждан Абхазии и выступаем за свободное развитие всех национальных культур.

Вместе с тем, мы не были бы реалистами, если бы не учитывали ситуации, складывающейся в наших республиках.

Парламент Грузии декларировал, что его целью является создание самостоятельного и независимого государства вне Союза ССР. В то же время Верховный Совет не ставил вопрос о немедленном выходе республики из Советской Федерации, объявил переходный период. Из чего следует, что Грузия и Абхазия по-прежнему находятся в составе СССР. Но, несмотря на это, Вы в своих последних заявлениях утверждаете, что Законы СССР на территории Грузии не действуют. Мы же считаем Абхазию составной частью Союза ССР, на которую распространяется его юрисдикция.

Известно, что Верховным Советом СССР был принят ряд основополагающих законов, существенно расширяющих полномочия автономных республик. Более того, согласно недавно опубликованному проекту Союзного Договора всем республикам и союзным и автономным предоставляются равные права в новой федерации. Между тем, парламентом Республики Грузия приняты законодательные акты, ущемляющие даже сегодняшние конституционные права Абхазии. Таким образом, Ваши заверения в уважении национальных и культурных прав абхазского народа, нашей государственности вновь остаются просто словами.

Смысл последних законов Республики Грузия характеризуется откровенным стремлением фактически приравнять Абхазию, являющуюся сегодня государством, к обычной административно-территориальной единице. Одним из наглядных примеров этому может служить Закон О местном управлении в переходный период. Согласно Конституции Абхазской АССР изменение политической системы относится к исключительной компетенции автономной республики в лице ее высших органов. Распространение же действия упомянутого Закона и его реализация в виде назначения префекта Гальского района является началом ликвидации органов Советской власти, которые согласно нашей Конституции, составляют основу политической системы. Вопрос о структуре органов государственной власти в Абхазии может решать только ее народ и никто другой.

И, наверное, если мы заявляем, что стремимся к построению демократического правового общества, следовало бы решить вопрос о внесении соответствующих изменений в Конституцию Абхазии, а затем уже вводить в ее городах и районах новую форму самоуправления.

Конституционная власть в Абхазии осуществляется через Советы народных депутатов. И никому, кроме высшего органа государственной власти в лице Верховного Совета Абхазской АССР, не дано право решать вопросы их упразднения. Но даже с позиции элементарного уважения Конституции Абхазии назначению префектов на ее территории должно было предшествовать принятие закона автономной республики, устанавливающего новую форму местного управления.

Следует также отметить, что Президиум Верховного Совета Республики Грузия нарушил и положение собственного Закона, в части, касающейся обязательного согласования каждой кандидатуры на должность префекта с Советом Министров Абхазской АССР и ее представления Председателем Верховного Совета автономной республики. Так называемое новое пояснение, о котором Вы говорите в своем обращении, никоим образом не вытекает из самого Закона О местном управлении в переходный период, а по существу является изменением закона и попыткой задним числом оправдать свои незаконные действия. В дальнейшем, видимо, надо ожидать появления еще одного пояснения, которым вообще будет исключена необходимость какого-либо согласования с высшими органами государственной власти и управления Абхазии вопроса о назначении префектов.

Назначение префекта Гальского района не может быть расценено иначе как несоблюдение высшими органами государственной власти Республики Грузия элементарной правовой этики. Выведение одного из регионов автономной республики из-под юрисдикции Верховного Совета Абхазской АССР первый шаг на пути к ликвидации конституционных структур, а затем и государственности Абхазии. И не надо быть большим политиком, чтобы понять откуда исходит реальная угроза государственному строю Абхазии и кто сегодня взял на себя роль комитета спасения. Вот почему нелепым и необоснованным выглядят Ваши обвинения в адрес блока Союз, объединившего на добровольных началах абхазцев, армян, русских, греков и многих других в стремлении сохранить наше государство, преобразовав его из фактически унитарного в федерацию государств. Только время покажет справедливость их или Ваших политических убеждений и жизнеспособность советской политической системы. Строительство демократического правового государства на многопартийной основе, за которое Вы так ратуете, подразумевает как минимум равные права и условия деятельности различных партий. Голос каждого человека и гражданина, его политические воззрения должны быть учтены и уважаемы. А коммунисты, наряду с другими партиями являются частью политической системы не только у нас, но и во многих странах мира. Не кажется ли Вам, что постоянные поиски агентов и врагов народа восстанавливают печально известные времена гонений на всех инакомыслящих, как правило, завершающиеся установлением открытой диктатуры? В Абхазии мы не ищем врагов. Аресты и политическая анафема не могут служить основой диалога с оппонентами, в поисках путей процветания народа.

В условиях грубого диктата политических решений и акций, разжигающих межнациональную рознь в Абхазии, мы принимаем, и будем принимать все необходимые меры для защиты интересов ее многонационального населения.

Нас уже не удивляет тон Ваших обращений, но вряд ли сегодня можно запугать народ любыми угрожающими заявлениями. Участие граждан Абхазии в решении вопроса о будущем Советского Союза их неотъемлемое право, гарантированное Конституцией, Всеобщей декларацией прав человека и Международным пактом о гражданских и политических правах. Не трудно увидеть прямую связь между Вашей оценкой общесоюзного референдума и агрессивной кампанией его бойкота. Людям угрожают расправой, увольнением с работы, сожжением домов это, а не участие населения Абхазии в референдуме, может вновь разжечь с таким трудом погашенный огонь межнационального конфликта. Попытка воздействовать на людей подобными методами и нежелание считаться с иным мнением дает основание усомниться, что в независимой Грузии будет достигнута подлинная самостоятельность Абхазии. Не к самоуправлению, как Вы полагаете, в качестве административно-территориальной единицы Грузии стремится наш народ. Он выступает за сохранение Союза Суверенных государств, в котором Абхазия будет одной из равноправных суверенных республик.

Так случилось, что мы с Вами стали руководителями республик, и наши взаимоотношения во многом определяют судьбы наших народов. И я думаю, что нам следует строить наши отношения в духе терпимости и взвешенности в словах и действиях.

Председатель Верховного Совета Абхазской АССР В. Г. Ардзинба

(Газета "Советская Абхазия", № 44-45, 15 марта 1991 г. )