ЗАЯВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА И ПРЕЗИДИУМА СОВЕТА МИНИСТРОВ АБХАЗСКОЙ АССР

4 июля 1991 года по грузинскому телевидению был передан текст постановления Генерального Прокурора Республики Грузия Размадзе В. А. о возбуждении уголовного дела в отношении заместителя Председателя Совета Министров Абхазской АССР Капба Э. Э. по ст.187 ч.1 УК ГССР.

Согласно оглашенному тексту, в действиях Капба усматривается превышение служебных отношений в период выполнения им обязанностей председателя Центральной избирательной комиссии по проведению общесоюзного референдума, состоявшегося в Абхазии 17 марта 1991 года, выразившегося в даче письменного распоряжения о предоставлении гражданам права голосования в избирательных участках не по месту проживания, что привело по утверждению прокурора, к фальсификации закона.

Вторым основанием возбуждения дела в отношении Капба, согласно постановления, явился отказ Центризбиркома в проведении референдума жителям Гальского района. Сам текст выше приведенного постановления свидетельствует, что оно принято грубыми нарушениями норм уголовно-процессуального и уголовного права Республики Грузия.

Первое, что обращает на себе внимание это то, что обнародованный документ является фактически не постановлением о возбуждении уголовного дела, являющегося правовым основанием для проведения предварительного следствия, а постановлением о привлечении в качестве обвиняемого Капба Э. Э., т. е. уже до начала расследования предрешен вопрос о его виновности.

Далее, преступление, предусмотренное ст. 187 УК ГССР, относится к так называемым реальным составом, по которым незаконные действия должностных лиц могут быть признаны преступными только в тех случаях, когда в результате этих действии был причинен существенный вред государственным или общественным интересам.

Надо полагать, что следствие, возбуждая дела в отношении Капба, считало, что результатом его незаконных действии явилось несоответствие итогов референдума действительности. Но для этого вывода следствие должно было распологать такими материалами. Однако этих материалов у прокурора Грузии нет и не могло быть. Ему не могло бы также неизвестно, что все эти материалы по жалобам депутатов Грузии проверялись прокуратурой СССР, где они находятся и в настоящее время.

По результатам проверки, заявителям был дан ответ, в котором сказано, что в процессе проведения референдума в Абхазии злоупотребления и фальсификации не имели место и что основания для отмены его результатов не имеется.

Прокуратурой СССР проверялись все доводы депутатов Верховного Совета Грузии, в том числе и вопрос обоснованности отказа Центризбиркома Абхазии в проведении референдума в Гальском районе. Действия комиссии и в этой части признаны правомерными. Примечательно, что решение об отказе в проведении референдума принято коллегиально, а уголовное дело возбуждается в отношении одного лица.

Таким образом получается, что Прокуратура СССР, располагая всеми материалами референдума, пришла к выводу об отсутствии преступных нарушений при проведении референдума, а Прокуратура Грузии, пока еще являющаяся поднадзорной Прокуратуре СССР, в отсутствии материалов референдума, голословно пришла к выводу о фальсификации его результатов и возбудила уголовное дело и, по существу, признала Капба виновным в совершении преступления.

Правовая несостоятельность этого документа свидетельствует о том, что он преследует политические цели и является одной из серии акций, направленных на дестабилизацию обстановки в Абхазии, а также дискредитации одного из руководителей республики.

Следует отметить, что это не единственный случай ущемления прав Капба Э. Э. как гражданина и намерения опорочить его как государственного деятеля.

В конце марта месяца 1991 года, после обнародования результатов референдума квартира Капба Э. Э., находяшаяся в городе Тбилиси по адресу Палиашвили № 66, кв.43, без каких-либо судебных решений и без его ведома была взломана, а вещи выброшены. В настоящее время там проживают другие люди. Одновременно с этим, т.е. в марте месяце 1991 года, в газете `Свободная Грузия~ была опубликована статья под кричащим названием `Меценат~, в которой в оскорбительной для Капба форме описывались события двадцатилетней давности, хотя они ранее неоднократно проверялись и было установлено, что виновных со стороны Капба действий в описываемых в ней делах не было.

Из всего этого напрашивается только один вывод, что руководство Республики Грузия пытается политические разногласия решать методами репрессий. Именно такую позицию занимает прокурор Республики Грузия с начала обострения межнациональных отношений.

После межнационального столкновения в июле 1989 года прокурор Размадзе неоднократно по телевидению, радио и в печати заявлял, что он располагает данными о том, что столкновение было инспирировано и организовано руководящими работниками Абхазии и даже называл конкретных лиц.

Как известно, никто из названных им лиц ни к уголовной ответственности, ни к какой-либо другой ответственности не был привлечен.

И в данном случае действия прокурора Размадзе тенденциозны.

Руководство Республики Грузия приняло решение о непроведении референдума и принимали все меры, в том числе и незаконные, чтобы референдум в Абхазии не был проведен. После принятия Абхазии решения о проведении референдума был создан специальный Комитет по его бойкотированию.

В Абхазии против лиц, принявших участие в референдуме, был совершен ряд преступных посягательств.

При этих обстоятельствах прокурaтура Республики Грузия не вправе иметь отношения к решению вопроса о правомерности проведения референдума в Абхазии.

В связи с изложенным, Президиум Верховного Совета и Президиум Совета Министров Абхазской АССР считают, что постановление Генерального Прокурора Республики Грузия должно быть отменено, а проведение каких-либо следственных действии по этому вопросу Прокуратурой Республики Грузия должно быть признана незаконным.

Президиум Верховного Совета Абхазкой АССР

Президиум Совета Министров Абхазской АССР

(Газета "Советская Абхазия", № 28, 16 июля 1991 г.)